Меню
16+

«Нехаевские вести.ru»

29.04.2019 09:20 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

По дорогам славы отцов

Автор: наш корр.

В музейном уголке Успенской школы есть рукописная книга «По дорогам славы отцов», в которой размещены краеведческие материалы, очерки, стихи школьников и их сочинения на тему «Память о войне жива». Создавалась книга в 2005 году. Ученики, писавшие ее, уже давно выросли и сами стали папами и мамами. Сохранив память о Великой Отечественной войне, со страниц рукописной книги они рассказывают о ней уже своим детям.

А значит, новые поколения ребят, перечитывая строки сочинений, смогут сберечь в своих сердцах имена героических земляков – защитников Родины. Полистаем и мы с вами страницы этой рукописи.

«Легендой стала юность дедов»

отрывок из сочинения Татьяны Кущевой

«…Подвиги Якова Павлова, Михаила Паникахи, как и многих тысяч воинов Сталинграда, стали легендой. Легендарны для нас и имена многих наших земляков-успенцев, участвовавших в Сталинградской битве. Одно имя мне особенно дорого. Это имя моего деда — Кущева Стефана Константиновича. Я очень мало знаю о нем. Умер дедушка еще до моего рождения. И отец почти ничего не может мне рассказать: не любил вспоминать о войне дедушка. Известно только то, что в годы войны он был пулеметчиком, защищал Сталинград. Однажды батальон, в котором воевал мой дед, получил приказ: прорвать оборону гитлеровцев. В этом бою из станкового пулемета сержант Кущев уничтожил около 20 фашистов. От дедушкиного батальона осталось только два отделения, но приказ был выполнен. За свою отвагу и мужество дед награжден медалями: «За оборону Сталинграда», «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и другими. Его награды наша семья хранит, как реликвии. Я очень горжусь своим дедушкой. Жаль, что не могу и не могла сказать это ему лично, но память о нем и его подвиге я сохраню навсегда.

Знакома я и с еще одним участником Сталинградской битвы из нашего села. Михаил Дмитриевич Жуков ушел из жизни в 1997 году. До войны он увлекался техникой, мечтал стать трактористом, пахать родную землю, сеять и убирать хлеб. Но начавшаяся внезапно Великая Отечественная война изменила планы восемнадцатилетнего паренька. Вместо трактора пришлось осваивать танк. После танкового училища первое боевое крещение молодой механик-водитель принимал под Сталинградом. Он видел разрушенный до основания город, как горела Волга, как мужественно и бесстрашно сражались наши воины с ненавистными захватчиками.

Михаил Жуков был участником танкового сражения за Мамаев курган. Фашистские танки шли и шли в атаку, наши танкисты еле успевали обороняться. Казалось, этому бою не будет конца. Отразив на своем участке атаку четвертого вражеского танка, Михаил поднял люк, чтобы сделать хоть глоток воздуха. И вдруг увидел своего отца, лежащего на земле. Не веря своим глазам, танкист бросился к нему, но, припав к его груди, понял: отец погиб… Что делать? Вражеские танки опять идут в атаку. Михаил быстро, как мог, выкопал небольшое углубление, положил туда тело отца и засыпал опаленной сталинградской землей. «Прости, отец! Если останусь жив, похороню тебя, как следует», — прошептал он на прощание. Затем Михаил быстро сел в машину и ринулся в бой. Он подпускал фашистов как можно ближе, а потом поливал их свинцовым градом пуль. «Вот вам за отца, за всех наших!» — твердил танкист. Наконец, неприятель отступил, закончился страшный бой, оставшийся в памяти Михаила навсегда…

Солдатская судьба вела его к Победе через Курскую дугу, через бои за Прагу. А в мае 1945 года пришлось через всю страну следовать на Дальний Восток, освобождать Приморье от японских милитаристов. Только осенью попал на родину Михаил Жуков. После войны он пытался отыскать то место, где наскоро захоронил отца, да так и не нашел…

Пока был жив Михаил Дмитриевич Жуков, пока позволяло здоровье, он никогда не отказывался прийти в школу, чтобы рассказать ребятам о подвиге своих друзей-танкистов, о том страшном бое, где последний раз видел своего отца, погибшего при защите Сталинграда, и, быть может, всего несколько минут не дожившего до встречи с сыном.

«Не забыть бы это…»

отрывок из сочинения Владимира Контарева

Мой дедушка Ваня, Контарев Иван Лукьянович, умер в 1997 году. Воевал он сначала рядовым, затем сержантом с 1942 года. Его направили на фронт, когда ему было всего 17 лет. В конце 1944 года дедушка был ранен у реки Тиссы и попал в госпиталь. После лечения, получив отпуск, он отправился на малую родину. В Успенку он попал как раз 9 мая… В тот день он и узнал, что вернулся домой в День Победы…

Дедушка об этом часто вспоминал, а вот о войне рассказывать не мог, как не мог смотреть и военные фильмы. Говорил, что на фронте все гораздо страшнее и обыденнее.

Я знаю, что дедушка воевал храбро, потому что у него много наград. А пулю в ноге он носил до самой смерти. Я помню, что нога у него часто и сильно болела: видно, беспокоила старая рана.

Сколько я помню, дедушка Ваня всегда ходил с костылем…

«Ну что вам рассказать, ребята…»

из воспоминаний Косогорина Алексея Ивановича

…В армию я был призван в 1940 году, служил в Забайкалье. В 1941 году нашу часть перебросили в Белоруссию, там я и принял первый бой. Воевал за город Смоленск, Москву. Просился под Сталинград, но командир сказал: «Ты и здесь Родину защищаешь». После окончания войны служил в армии вплоть до 1947 года. Прошел за это время пять стран: Белоруссию, Украину, Молдавию, Польшу, Финляндию.

Помню такой случай… Это было недалеко от Смоленска. Попали мы в окружение. Начался бой. Вдруг рядом разорвался снаряд. Меня засыпало землей, лишь одна голова наверху. Откопали меня командир и солдаты. Они ремни сцепили под мышками и вытянули меня наверх. Помню, у меня пошла из носа кровь. Через некоторое время мы ушли в лес и там спрятались. Затем пробились в свою часть.

Еще был такой случай…Летом меня послали с письмом и документами в другую часть. Шел я степной дорогой, как вдруг налетел немецкий самолет. Я побежал. Немцы стреляли в меня и ранили в ногу, я упал. Фашисты, наверное, решили, что я убит, и вскоре вражеский самолет улетел.

Возможно, меня заметили немецкие солдаты: из-за того, что болела нога, я очень медленно передвигался. Все же документы и письмо я спрятал, чтобы потом их забрать. Немцы взяли меня в плен и заставили на них работать. А я выжидал подходящего момента, чтобы бежать. Когда нога поджила, посоветовался с другом. Но тот сомневался, так как нас охраняли и обнесли проволокой тот участок, где мы находились, а по проводу пустили ток. Но я все же выбрал момент, подпер провод сухой палкой, и мы побежали в лес. За нами и другие побежали в эту лазейку. Я забрал спрятанные документы и письмо и доставил к месту назначения…

«Как это было! Как совпало: война… и юность!»

записала воспоминания Н.П. Фесенко (бывший работник библиотеки)

Коломыцев Спиридон Семенович, или как его у нас звали — дед Спирька. Ушел из жизни одним из последних ветеранов. Когда он был жив, мы бывали в гостях у него. Старенький седой дедушка рассказывал о себе, о том, что за 4 года прошел пол-Европы, о наградах…

Родился он в 1914 году в Успенке. В семье было четверо детей, двое из которых потом погибли на войне.

В 1938 году Спиридона забрали в армию. Служить довелось в войсках НКВД. А в 1941 году он был отправлен на фронт.

С началом Великой Отечественной войны Спиридон Семенович в числе первых был направлен на Первый Украинский фронт, два месяца воевал под Харьковым. Позже прошел всю Украину, был в Белоруссии, Румынии, Венгрии, Австрии, Чехословакии. Имеет много наград, среди которых орден Отечественной войны и медаль «За боевые заслуги». Не раз был ранен, лечился в госпиталях, а когда раны заживали, продолжал воевать. С особой отвагой защищал от немецких захватчиков родной Сталинград.

- Все бои были страшными, тяжелыми, ожесточенными, — вспоминал ветеран, — но больше всего, пожалуй, запомнилась, битва на Ясно-Кишиневской дуге, где полегло очень много наших бойцов…

Вместе со Спиридоном Семеновичем Коломыцевым воевали и его земляки: Алексей Иванович Косогорин и Павел Андреевич Марченко. Весть о Победе застала его в Чехословакии, но он не сразу вернулся домой. Еще целый год после войны пришлось провести в Ленинграде, где полк занимался ликвидацией известной в то время банды «Черная кошка». Девять лет провел он на службе. Для истории это немного, а для одного человека – не так уж и мало.

В конце разговора дед Спирька, бывало, вздохнет и задумчиво добавит: «Земля устала от войны. Устала… Почему мы забываем о том, что люди — они ведь рождаются для жизни, для созидания, для любви…»

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

44