Меню
16+

«Нехаевские вести»

Волгоградская область/Нехаевский район
10 декабря 2018, пн 2018.12.10 20:55:52
16+

Нехаевские вести

Нехаевские вести

1152

Наш край

СТОИТ НА ХОПРЕ, УТОПАЯ В ЛЕСАХ,КАЗАЧЬЯ СТАНИЦА

В следующем  году исполняется 90 лет со дня образования Нехаевского района. Вместе с остальными праздновать юбилей будут и жители одной из старейших станиц — Луковской, у которой своя богатая история.  

Основана Луковская в 1689 году. Находки Ленинградской археологической экспедиции 1934 года подтвердили, что здесь когда-то кочевали сарматы.

Из рассказов старожилов следует, что изначально станица располагалась на Старом Хопре, но весенние разливы реки, большие паводки вынудили предков перебраться вверх по Ольшанке. Почему именно Луковская? Есть несколько версий названия станицы. Одна из них гласит о том, что первые жители носили фамилию Луковкиных,  вторая рассказывает, что первые поселенцы этих мест использовали при охоте луки, третья же предполагает, что название связано с расположением станицы на излучине Хопра.

С 1870 года в станице начала функционировать первая церковно-приходская школа. В 1924 году в Луковской была создана пионерская организация, существующая и по нынешнее время. Ребята из «Веги» (так называется детская дружина сегодня) заботятся о ветеранах войны и труда, помогают семьям погибших фронтовиков. На базе учреждения образования функционирует детский сад на 16 мест, где местная ребятня не только играет, но и получает необходимые знания для дальнейшей учебы в школе.

Еще до революции, примерно в 1889 году, в станице располагалась центральная больница – от юрта. В войну в здании старой школы находился госпиталь. Сегодня станичники получают первую медицинскую помощь в местном медпункте.

 Практически с начала почтового тракта (примерно с 1780 года)  здесь существует почта. При ней в старые времена имелась конюшня с 82 лошадьми, на которых осуществлялась перевозка по маршрутам до станиц Тепикинской и Провоторовской, а через Нижнюю Долговку, Верхнюю Речку и Нижнюю Речку пролегал тракт на Лобачи.

В наше время почтовая служба по-прежнему актуальна и продолжает обслуживать местное население.

Центром  досуга в жизни станицы  является Луковский Дом культуры, основанный еще в 1850 году в виде казачьего куреня в здании атаманского правления. С 1918 года в станице функционировал народный дом, где по воскресеньям силами местного драмкружка ставились спектакли, проводились диспуты, собрания и т.д. Сегодня  МКУК «Луковский центр культуры, досуга и библиотечного обслуживания» располагается в том же здании, при нем действуют различные любительские объединения и клубы. На протяжении вот уже сорока лет свои казачьи песни здесь поет любимый всеми народный ансамбль с красивым названием «Эхо земли». В местной библиотеке каждый посетитель может познакомиться с некоторыми экспонатами музея луковского краеведа В.В. Сурова. О земляках-фронтовиках, о  предках-казаках этим неравнодушным человеком  собрано немало интересных материалов. Домашний музей краеведа посещают не только станичники, часто его гостями становятся жители окрестных хуторов, станиц и самых разных городов нашей страны.

И все-таки главное достояние земли луковской — ее люди, которые своим самоотверженным трудом и ратным подвигом прославили родную сторонку. Подавляющее большинство из них достойны того, чтобы быть вписанными в летопись родного Нехаевского района.

История хутора Кругловки

Кругловка… Приютилась она на самом западе Волгоградской области на берегу небольшой речки Песковатки, притоке тихого Дона, с такой любовью воспетом Михаилом Шолоховым.

Первыми жителями хутора была семья помещика Круглова.  В его состав входили Сахрановка, Бурцевка, Роговка, Меняйловский, Махиновский. После 1905 года в х. Кругловке стали создаваться кулацкие хозяйства. До 1917 года их насчитывалось уже около 100. Позднее помещик Круглов, продав поместье Бокову, выехал в станицу Тишанскую…

1917 год. На стороне революции выступали наиболее передовые жители Кругловки, которые руководили молодежью и боролись за установление Советской власти в хуторе. В  Солонке был создан красноармейский отряд, в котором насчитывалось около 200 человек. В отряд вошли и жители Кругловки: И.Ф. Абрамов, И.И. Бакуленко, И.С. Маслов, И.Е. Гетманов и др.

После Гражданской войны в хуторе существовали единоличные хозяйства.

 В 1926 году организована первая партийная ячейка. Состояла она из трех членов партии: И.И. Гончарова, И.П. Звонарева, В.Н. Супрунова, который стал секретарем ячейки. В 1929 году в партячейке насчитывалось уже 8 членов партии и кандидатов.

В 1927 году была организована комсомольская организация. Первым секретарем стал Александр Привалов, который погиб во время Великой Отечественной войны. В марте 1929 года по предложению В.Н. Супрунова был создан колхоз «Сталь».

После собрания члены партии и комсомольцы стали активно проводить в жизнь его решения. И вскоре в  колхоз подали заявления 20 семей. Было создано правление колхоза из 5 человек, принят Устав сельхозартели. Первыми колхозниками стали И.И. Гончаров, Т. Богатырев, М.Г. Гришин, Д. Молчанов, М. Ткачев, С. Ткачев, П. Ткачев, В. Куропятников, А.  Колтунова, А. Привалов, В.Н. Супрунов, К. Передерин, Н. Дятчина, Губарев.

В колхозе обобщили 8 лошадей, 7 пар волов, также был создан семенной фонд. К сентябрю 1929 года в нем уже состояло 150 дворов, было обобщено 120 лошадей, 80 пар волов, а также объединен весь сельхозинвентарь. Позже колхоз приобрел 3 двигателя и 3 молотильных барабана. Организовали 4 полеводческих бригады. Социалистическое переустройство сельского хозяйства обусловило коренное перераспределение сельскохозяйственного производства. В 1932 году все земли были закреплены за колхозом и колхозниками. До 1934 года в Кругловке не было техники. МТС здесь организовали в 1935 году и на посевной 1935 года начали применять тракторы. Первым директором МТС был Комаров, а начальником политотдела—Тверской. Кругловская МТС обслуживала колхозы Кругловки, Каменки, Солонки, Паршинки, Куличков. Механизация коренным образом изменила характер сельскохозяйственного труда в колхозе.

В 1938-1939 гг. в  Кругловке было создано два колхоза: «Сталь» и «Ленина», в х. Каменке—«Путь к коммунизму». К 1938 году общая посевная площадь колхоза «Сталь» составила 2185 га, им. Ленина—2002 га, «Путь к коммунизму»—2203 га. Хозяйства имели ярко выраженное зерновое направление.

Рост хозяйства колхозов нарушился Великой Отечественной войной. Все мужчины ушли на фронт, их заменили женщины и подростки. Они быстро научились управлять тракторами, комбайнами. Сели за рычаги тракторов А.В. Котлярова, М.Г. Савенкова, А.И. Бугрова. В годы войны председателями колхоза были Т.Н. Бударщиков, Косоногов.

В послевоенные годы сельское хозяйство стало развиваться быстрыми темпами. Дальнейшая механизация трудоемких работ значительно облегчила и качественно улучшила труд колхозников.

В 1956 году председателем колхоза был избран 35-тысячник Г. И.  Попов, депутат Верховного Совета СССР, делегат XXII съезда КПСС. В 1959 году было принято решение об укрупнении колхозов, и в Кругловке на долгие годы был создан один колхоз — имени Ленина. Г.И. Попов понимал, что без глубокого экономического анализа руководить крупным хозяйством невозможно. С этого времени колхоз имени Ленина из года в год работает без убытков, получая большую прибыль. Детальные экономические расчеты — вот секрет всесторонних достижений колхоза.

При Г.И. Попове началось интенсивное строительство не только в колхозе, но и в частном секторе. Именно в те годы Кругловка начала приобретать тот вид, к которому мы привыкли в наше время. Построен Дом культуры на 400 мест. В 1964 году председателем колхоза был избран Г. В. Яменсков, который руководил им более сорока лет. Именно при нем значительно окрепла материально-техническая база хозяйства. Появились мощные тракторы К-700, К-701, комбайны «Колос», «Нива», «Дон». Георгий Васильевич сумел поставить хозяйство на одно из первых мест в районе. Увеличились доходы работающих. При нем хутор преобразился.  Большинство жителей построили добротные личные дома. За счет колхоза выросли целые новые улицы, столовая, детский сад, торговый центр. Молодежь стала оставаться в селе. За умелую работу Георгий Васильевич награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Знак Почета, медалью «К 100-летию со дня рождения В.И. Ленина». 

В 90-е годы, после распада СССР, в стране началась, в буквальном смысле, полная разруха. В первую очередь, это коснулось сельского хозяйства. Один за другим распадались колхозы и совхозы… Но даже в таких условиях колхоз имени Ленина оставался на высоте. Руководитель находил выходы, казалось бы, из безвыходных ситуаций.  Именно в эти трудные годы почти вся Кругловка была газифицирована, продолжалось строительство. Более того,  газифицирована Каменка, к хутору подведена асфальтовая дорога.

История Кругловки и колхоза имени Ленина продолжается…

 

СОЛОНКА—ЗЕМЛЯ ОТЦОВ И ДЕДОВ

О годе основания села Солонки единого мнения нет. Точно можно сказать, что это произошло в 80-е годы XVIII века. Было подавлено восстание Пугачева, многие люди бежали в глухие места и поселялись там.

Основание села Солонки началось на островке, где сейчас живет Василий Демьянович Бондарев. Кругом были лес и большое озеро. К трем дворам стали прибывать еще беглые крестьяне. Через несколько лет, когда слобода Солонка стала более населенной, появился некий образованный, богато одетый человек средних лет и объявил всем крестьянам, что они поселились на его территории, а потому являются его крестьянами. Сам он представился помещиком Боковым.
Существует и другая версия. Рассказывают, что «хохлы» Фрол, Данила и Епифан, умыкнув у воронежского помещика из слободы Бутурлиновки трех крепостных девок, облюбовали себе место на жительство возле балки Соленой. Но недолго были свободными поселенцы. Скоро объявился «законный» хозяин. Им был помещик Ивлий Гаврилович Боков.
Произошло это потому, что село очень быстро заселялось. К 1801 году слобода
Солонка уже насчитывала 129 дворов, 926 жителей (505 мужчин и 421 женщина). До 1852 года в слободе была деревянная церковь.
Затем, в 1854 году, совместно с Криушей Воронежской губернии по-
строили каменную церковь. Камень били на месте, для этого в кузнице
каждый день ковали новые молотки и возили их на подводах на стройку. Раствор готовили по особому рецепту. Звон колоколов церкви был слышен за 7 километров, что очень помогало путникам в снежные зимы не сбиться с пути.

С 1894 года произошло разделение слободы на 4 сельских общества, каждое из которых на сходе избирало сельского старосту. В помощь ему определялся полицейский и писарь. Административная власть находилась в ведении волостного правления. По записям А.Р. Скрыпникова в селе Солонке в 1894 г. у помещика Ивлия Гавриловича Бокова было более 200 дворов с крепостными
крестьянами.
Наделенной земли было 1070 де-сятин и населения обоего пола 1820
душ. Люди были неграмотными, безземельными, почти не имели лошадей. Лишь в 13 дворах содержались одна или две лошади, 12 дворов имели по три лошади, всего лишь восемь семей были более зажиточными, с четырьмя лошадьми в хозяйстве. Хозяева обрабатывали 21 тыс. десятин земли, а у бедняков не было ничего. Они батрачили у богатых, брали в аренду неудобные бесплодные клочки земли, за которые платили большей частью собранного урожая и непосильным трудом. Много бедняков уходило в отходничество, в города и шахты.
Можно много рассказывать, какими хозяевами были братья Боковы, а потом и другие богатеи — Судовский, Лосев, Сахранов, раздиравшие Солонку на части, старавшиеся урвать себе кусок полакомее.
Крепостных проигрывали в карты, меняли на собак, дарили на име-
нины. Дочь одного из братьев Боковых, Екатерина, державшая в своем поместье огромную псарню, выменяла, например, за двадцать собак столько же семей крепостных из соседней деревни Даниловки.
Отсюда берут название некоторые улицы Солонки. Так, улица Катериновка— это приданое Екатерины Боковой, а улица Паращанивка—приданое Прасковьи Боковой.
После отмены крепостного права в 1861 г. село Солонка стало именоваться волостью, во главе которой был избран старшина. Таким образом, в селе появилась новая власть: волостной старшина, волостной писарь и полицейский урядник.
Начиная с 1894 года, Солонка делилась на четыре сельских общества. В каждом на сходе избиралсясельский староста, а в помощь ему полицейский из крестьян и писарь.
Административная власть в селе—волостное правление. Для волостного правления высшая административная власть—крестьянское присутствие и окружной атаман в г. Урюпинске. Областная власть—областной атаман Войска
Донского в г. Новочеркасске.
...Хозяева земли (помещики Боковы) лишь считались ими. Они и сами чувствовали шаткость своего положения. Ведь сколько ни держи народ в темноте и бесправии, а свободомыслие просачивалось в самые глубины России, его бунтарский дух проникал в среду крестьянской бедноты.
Правду о событиях «кровавого воскресенья» 1905 г. принес в Солонку плотник Алексей Григорьевич Передерин. А потом из Донбасса, куда ходили на заработки, возвратились Иван Лукич Кравченко и Федор Захарович Куропятников. Они
и поведали землякам о том, что с царизмом надо вести жестокую борьбу, а не
идти к самодержцу на поклон за куском хлеба.
В 1905 г. в селе была создана организация «народников», в которую вошли
следующие лица: Иван Андреевич Передерин, Алексей Григорьевич Кузнецов, Федор Захарович Куропятников, Евтей Трофимович Скрыпников, Алексей Васильевич Русаков.
Так в Солонке была создана нелегальная организация.От слов «народники» перешли к делу. В одну из темных ночей 1906 г.
Алексей Передерин пустил «красного петуха» в строение помещиков Боковых. И хоть огонь причинил не очень много вреда хозяевам, зато заронил в душах крестьян уверенность в своих силах. Пожар явился толчком для начала широкой борьбы с эксплуататорами.
В 1906 г. в стране была объявлена столыпинская реформа, начали выделяться надельные земли в отрубные участки. Многие середняки получили отруба в самых
дальних уголках надельной земли.
В феврале 1917 г. в Солонке объявили о свержении царя. В то же время в селе на общем собрании крестьян был избран Временный Исполнительный Комитет, а его председателем—Иван Андреевич Кузнецов.
В январе 1918 г. в селе была установлена Советская власть.
Председателем был избран Влас Степанович Куропятников. В феврале 1918 г. организована партийная организация. В организацию записались восемь человек, они были первыми на селе коммунистами: Егор Петрович Мурашкин, Иван Константинович Лукьянцев, Николай Иванович Ткачев и др. Секретарем первой партийной организации был А.Р. Скрыпников. В этом же году на солончан напали белоказаки, и от их рук пало много наших земляков. В бою 18 мая 1918 г. в Поганой балке (ныне Юбилейная), на северной стороне села было
убито 28 красноармейцев и местных партизан.
В 1920 г. появились банды из местных кулаков и зажиточных крестьян, преследовавшие коммунистов и активистов Советской власти. Ими были схвачены и убиты солончане Лукьянцев, Мурашкин, Дегтярев, Тяпкин.
В октябре 1929 г. организовался колхоз под названием «Красная звезда». В него вошли Солонка, Кругловка, Каменка. Первым председателем был Иван Ефимович Гетманов. В феврале 1930 г. отошли Кругловка, Каменка, а также много середняков Солонки. В 1933 г. восточная часть села выделилась, и образовался самостоятельный колхоз им. Фрунзе. Через три года отделился еще один—колхоз им. Кирова. А в 1954 г. произошло их объединение и образование единого
колхоза «Завет Ильича».

В тяжелые для России годы солончане отважно шли на фронт защищать свое Отечество. Многие не вернулись с фронта, они занесены в «Книгу памяти» нашей области. Каждый год 9 мая жители села собираются на площади почтить их память. Есть в Солонке Герой Советского Союза Павел Владимирович Болотов.
Он родился в 1916 г., в 1937 г. был призван в ряды Красной Армии и зачислен в полковую школу командиров. Участвовал в войне с белофиннами. В годы Великой
Отечественной войны командовал танковой ротой. В сражениях с немецко-фашистскими захватчиками прославился беззаветным мужеством, непреклонной волей к победе, высоким воинским мастерством. В наступательных операциях в районе Русинов-Кецелов у р. Вислы, его рота уничтожила шесть вражеских танков, двадцать одну автомашину, свыше тридцати повозок с военным имуществом, более двухсот гитлеровцев.

Несмотря на потерю правой руки, капитан Павел Болотов до конца боя находился в строю. Родина высоко оценила его подвиг. 27 февраля 1945 г.
П.В. Болотову присвоено звание Героя Советского Союза. Кроме этого высокого звания и ордена Ленина, он награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды и многими медалями.
Хочется также упомянуть о ветеранах А.А. Сухорукове, И. Куропятникове. Они участвовали в Сталинградской битве 1942-43 гг. Награждены многими медалями.
* * *
Трудно приходилось солончанам в послевоенные годы. Нужно было поднимать колхоз на ноги. Мужчин в селе после войны осталось мало, и поэтому все
тяжелые работы выполняли женщины. Тракторы появились в Солонке лишь в 1949 году.
А истинная цивилизация пришла в Солонку в 1967 г. В это время здесь появилось два телевизора. Они были большими, громоздкими, потому что туда входили радио и проигрыватель. Сельчане называли их «комбайнами». Это «чудо» приходили смотреть жители всех улиц.
В 1966 г. был открыт новый просторный клуб. К 1979 году село развивалось и богатело. Рос машинно-тракторный парк. Он насчитывал к 1979 году 74 трактора, 26 комбайнов, 44 автомашины. В селе построили три мощных мехтока. Росло поголовье скота. Только лошадей в хозяйстве насчитывалось 140 голов. Был завезен племенной орловский рысак с целью разведения породистых лошадей. Средняя урожайность зерновых составляла 23,3 ц/га. Село строилось и развивалось.
В 1976 году была открыта новая двухэтажная школа вместимостью до 500 человек. В 80-е годы с целью привлечения молодых дипломированных кадров в хозяйство, активно строилось жилье.
Появились две новые улицы с благоустроенными домами. В село пришел асфальт.
В 1982 г. открыт новый большой торговый комплекс, где население, заметно выросшее в численности, смогло приобретать товары народного потребления.
Новое перестроечное время, к сожалению, оказало совершенно отрицательное действие. Но молодежь села надеется, что в ближайшие годы все изменится к лучшему.
Нынешнее поколение хранит историческую память своей малой Родины!

ДОКУМЕНТ
Исполнительный комитет Ростовского областного Совета депу-
татов трудящихся.
Архивный отдел Областного Государственного Архива. №104
23 февраля 1967 г. г. Ростов-на-Дону.
На ваш запрос сообщаем, что слобода Солонка основана около
200 лет назад из народа малорусского. До 1852 года из крупных стро-
ений в ней была одна деревянная церковь, в 1854 г. появилось
первое каменное строение (церковь). По данным на 1915 г., по Со-
лонскому 1-ому товариществу поселка на войсковой земле при бал-
ке Соленой число дворов—5, число десятин земли—300, число жи-
телей—57 . (Алфавитный список населенных мест ОВД 1915 г. Ди-
ректор Ростовского госархива Миронов).

ЧАСТИЧКА НЕГРОМКИХ СОБЫТИЙ В ИСТОРИИ НАШЕЙ СТРАНЫ

Одним из крупнейших политических событий прошлого века в нашей стране можно по праву назвать Октябрьскую революцию. В ноябре текущего года исполнится 100 лет с памятного дня, открывшего отсчет новому государственному строю и новому времени.

Однако из истории все мы знаем, что за несколько лет до Октябрьской революции, а точнее — девятого января 1905 года, с выступления столичных рабочих в Российской империи началась первая русская революция. Петербуржцев поддержали рабочие других промышленных городов, в стране то тут, то там создавались рабочие дружины, из-за границы тайно ввозилось оружие. Руководящей революционной верхушкой являлась Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП) во главе с В.И. Лениным.
К выступлениям рабочего класса присоединилось крестьянство, и во многих губерниях начались их восстания. В нашем районе такие волнения происходили в то время в х. Успенке. На борьбу жителей хутора поднял революционный кружок РСДРП, возглавляемый братьями Михаилом и Иваном Агеевыми. Успенские крестьяне не имели собственной земли, она принадлежала помещику Щукину усадьба которого располагалась в трех километрах от села. Лучшие плодородные земли, большой луг — всем этим владел помещик. В аренду местным крестьянам сдавались неудобные земельные участки по склонам оврагов и низины. Это стало одной из причин волнений.

...Буквально половина села, вооружившись вилами и топорами, двинулась к помещичьей усадьбе. Щукина в ней не было, он находился в это время в Коломне. Восставшие разорили дом, унесли все, что могло пригодиться в личном хозяйстве. На второй день после погрома в селе появились дряглевские казаки с пиками. Обойдя крестьянские дворы, они арестовали свыше сорока человек и отправили их в тюрьму Но акт устрашения не возымел должного действия и не остановил успенцев. Хуторяне совершили очередной набег на усадьбу и сожгли ее. И снова последовали аресты и расправа.

Помещик, конечно же, восстановил усадьбу, построив на месте сгоревшего новый двухэтажный дом, и пользовался им вплоть до 1917 года.
После революции1917 года крестьяне разделили помещичьи земли, однако обрабатывать их было нечем, не хватало и тягловой силы. Селяне начали объединяться по десять хозяйств, инициатором этого выступил Алексей Ильич Сиденко. Позже в селе стали создаваться товарищеские объединения по обработке земли.

Между тем, разгоревшаяся в стране Гражданская война докатилась и до Успенки. Молодые селяне выступили на стороне большевиков, создавая красные партизанские отряды.
Работница местной школы Евгения Андреевна Судакова позже вспоминала, как через Успенку на Воронеж проходила первая конная армия Семена Буденного, кавалеристы которой, разделенные на сотни, имели коней одинаковой масти. Зрелище было очень красивым и завораживающим. Двигались через село и войска генерала Краснова, набегами бывали банды Фомина, Дудакова, Гусельникова. И если первые дрались за идею, то бандиты, конечно же, занимались грабежами. Врываясь в дома селян, они потрошили сундуки, отнимали приглянувшиеся вещи. Для защиты от бандитов успенцы создали специальный отряд,

членом которого стала и бесстрашная мужественная женщина Ефросинья Яковлевна Даниленко.
Бандиты решили расправиться с сильной духом Апросиньей (так звали ее земляки) и в одну из ночей постучали в ее дом. Пока домашние отвечали непрошеным гостям, женщина выбралась через окно и тем самым спасла свою жизнь. Впоследствии Ефросинья Яковлевна работала председателем Совета, председателем объединенного в 1952 году колхоза имени Сталина, а затем и «Правды».
Однажды в село ворвалась банда Гусельникова. Небольшой отряд красных партизан- разведчиков, находившийся в это время в Успенке, вынужден был отступать, и большая его часть сумела укрыться в Криничном яру Брат Евгении Судаковой красный разведчик Степан Мокляков не успел уйти и был схвачен бандитами. Его избивали, требуя сведений о красных, но мужчина молчал. Тогда бандиты вывели хуторянина в сад напротив старой школы у горы и расстреляли. Родные похоронили красноармейца, но позже его прах был перенесен с кладбища в братскую могилу.

В братской могиле покоятся Е.Т. Бондаренко, Д.С. Дегтярев, Т.Г. Кащеев, П.Д. Литвинов. Немало молодых и сильных мужчин погибло в годы Гражданской войны.
В 1929 году началась коллективизация, появились первые колхозы. Семьи Куш- киных, Лебедевых, Сорокопудовых были раскулачены и высланы в специальный кулацкий поселок, в хутор Вольский.
Коллективный труд принес свои первые результаты. Повысилась урожайность зерновых, в колхозах появились свои механизаторы, агрономы, инженеры. Поступила и новая техника. На трудодни крестьяне стали получать достаточно продукции и могли обеспечить свои семьи хлебом, а домашний скот — отходами.

На полках магазинов появились продовольственные и промышленные товары. Жизнь в селе налаживалась. Но мирный созидательный труд оборвала Великая Отечественная война. На фронт ушли лучшие колхозники, 176 из которых уже никогда не вернулись в родные места.
Оставшиеся в тылу старики, женщины и дети заменяли ушедших на фронт сыновей, мужей, отцов и братьев. Окончив курсы, на трактора пересели РИ. Мирошниченко, М.С. Белоусова, М.В. Пономарева и другие. Они растили трудный военный хлеб, а когда не хватало техники, то пахали на быках и лошадях, вручную цепами молотили снопы.
Много в те годы сеялось конопли. Хуторяне на ручных станках затем ткали из нее полотно и шили нижнее белье. Неустанным, порой непосильным трудом тыл, как мог, помогал передовой не только обмундированием и продуктами, но и личными сбережениями, внося часть заработка в оборонный фонд. Только в 1944 году жителями нашего района, в том числе и успенцами, было сдано в Фонд свыше 4,5 миллиона рублей, которых хватало на постройку 50 самолетов.

Со всем народом необъятной страны все жители Успенки — от мала до велика — приближали долгожданный День Победы. И он настал!
Сегодня потомки фронтовиков живут и трудятся на благодатной успенской земле, храня в сердцах имена тех, кто не вернулся в родные семьи, с благодарностью вспоминая каждодневный негромкий героизм тружеников тыла.

                                                                               А.Т. ИВАНОВА, ст. Нехаевская.

Как зарождались колхозы

Начавшаяся коллективизация и повальное выселение кулаков вызвали недовольство среди свободолюбивых казаков станицы Луковской. Начались поджоги. Выгорела улица в «Остром», дотла сгорел кожевенный заводик — так казаки  выражали свой протест.

В октябре 1929 года был создан колхоз имени Ворошилова, в который вошли все хутора Луковского станичного исполкома и часть—с правобережья Хопра, ранее относившаяся к станице Провоторовской, которая впоследствии отошла к Урюпинскому району.

Первым председателем колхоза стал рабочий московского завода «Динамо» Тимофей Павлович Михеичев. Вначале в колхоз вступали бедняки, которым было нечего терять.

Заявления писали целыми семьями. Это впоследствии негативно отразилось на детях, помешало многим из них уехать работать в город, ведь они автоматически становились колхозниками.  Люди вели на общественные дворы быков, коров, лошадей, сдавали сельхозинвентарь. Одними из первых колхозниками стали Григорий Галкин, Сергей Титов, Григорий Черничкин, Екатерина и Мефодий Браташовы, Аникандр Севостьянов. Время было, ох, какое тяжелое. Сеяли и бороновали на быках да коровах, которые за долгую зиму и из-за недостатка кормов были истощены до предела, косили вручную, молотили катками. Все на тех же быках отвозили на Урюпинский элеватор зерно.

Было непросто, но коллективизация продолжалась. Не прошло и года, как колхоз разделился на несколько мелких коллективных хозяйств. Только в станице Луковской их стало три: Кагановича, Ворошилова и Димитрова, а их фундаментом было личное добро, нажитое потом и кровью крестьян-единоличников. Один из документов, сохранившихся у Андрея Сергеевича Молитвина,  служит тому доказательством. Вступая в колхоз, казак переписал сдаваемое имущество.  Вот что было отдано им в колхоз: «Одна пара быков – по оценке в 350 руб., одна кобыла – 300 руб., плуг – 16 руб., три бороны—6 руб., три бечевы – 3 руб., два хомута – 30 руб., двое вил—2 руб., 12 мешков – 24 руб. Сдал 80 пудов семенного зерна, 20 пудов ячменя, 10 пудов проса и 10 возов сена. Приняли Тушканов Степан, Юдахин Михаил, Циплухин Степан». Документ был составлен в 1929 году. И так было повсеместно. Отдавая свое добро, крестьяне всем сердцем надеялись на лучшую жизнь.

Фото из архива В. Сурова.

В. Суров, ст. Луковская.

СЫНЫ ОТЕЧЕСТВА

Наша  малая родина—Прихоперье—всегда славилась достойными людьми и гордилась ими. Герои России,  Герои Социалистического труда, Герои Великой Отечественной войны — потомки чтут и бережно хранят память об их подвигах. Но ведь в нашем казачьем крае испокон века было немало заслуженных и известных представителей, положивших жизнь на службу Отечеству и родному Донскому казачеству.

Сегодня мы представляем вниманию читателей материал об одном из наших героических предков, уроженце станицы Тишанской Иване Андрияновиче Андриянове, долгие годы верой и правдой прослужившем Родине, воспитавшем  дочь и пятерых славных казаков-сыновей, которые, как и их отец,  усердной службой прославили родной прихоперский край.

Заведующая Нехаевским районным

краеведческим музеем

 О.П. Колпаносова.

Сын офицера Войска Донского станицы Тишанской Иван Андриянович Андриянов родился в 1751 году. В возрасте двадцати двух лет (в 1773 году) он поступил писарем по внутреннему управлению Войском. В 1777 году был произведен из казаков в есаулы, а еще через два года начал службу в полках, находившихся в Крыму и на Кавказе. За время службы тишанский казак был произведен в поручики, затем в капитаны, а потом и войсковые старшины. С 1792 по 1795 год наш земляк командовал полком на Кавказе, а после возвращения на Дон в 1796 году произведен в майоры. Уже через год Иван Андриянович занимал гражданские должности по выборам дворянства: сначала был старшим судьей в упраздненном Алексеевском сыскном начальстве, затем занимал должность пост-комиссара на Нагорном и Астраханском трактах, служил начальником в четвертом сыскном начальстве, судьей в войсковой канцелярии, начальником в Усть-Медведицком сыскном начальстве, первоприсутствующим в Хоперском сыскном начальстве и, наконец, с 1808 года по 1811 год занимал должность асессора в войсковой канцелярии. За время гражданской службы он приложил максимум стараний к открытию народных училищ в Войсках. Так, при его поддержке стали обучать в народном училище детей казаков и офицеров в Усть-Медведицкой, впоследствии преобразованном в трехклассное уездное училище. Для крестьянской детворы на средства генерала Курнакова при содействии Ивана Андрияновича начало действовать приходское училище в слободе Мачеха. И, наконец, в 1806 году он открыл Алексеевское приходское училище для детей казаков, преобразованное затем в Хоперское окружное. За службу по внутреннему управлению он был произведен в чин подполковника, а затем и полковника.   К тому же, в 1811 году Ивана Андрияновича наградили орденом святого Владимира IV степени. В феврале следующего года за отличное выполнение поручения, данного ему по высочайшему повелению—заготовить на Дону 15 тысяч плотников для гусарских полков— ему было объявлено монаршее благоволение. Во время Отечественной войны 1812 года по приказу войскового атамана Платова наш земляк был назначен в помощь генералу Грекову, формировавшему полки из казаков Хоперского начальства. По окончании формирования Иван Андриянович со своим полком и полком своего сына—войскового старшины—выступил со сборного пункта от станицы Котовской на присоединение к нашей армии. Через 14 переходов форсированным маршем полки были уже в Калуге, где их зачислили в корпус генерала Шепелева и направили к городу Ельня Смоленской губернии.  Следуя к месту назначения, Андриянов оказал содействие князю Яшвелю в разбитии неприятеля и прекращении грабежей и фуражировок. А 24 октября ими был освобожден от французов город Ельня и прекращен начавшийся в городе пожар.

После чего с отрядом, состоявшим из пехоты, казаков, драгун и конной артиллерии, он был отправлен в Белоруссию. Преследуя неприятеля и истребляя мародеров, в декабре отряд вступил в герцогство Варшавское. С января  по июль 1813 года в составе корпуса генерала Паскевича Андриянов принимал участие в осаде крепости Модлина. За отлично проведенную операцию был награжден орденом святой Анны 2 класса с мечами. Тогда же в июле из-за болезни наш знаменитый земляк был отправлен графом Платовым на Дон. В начале 1814 года по определению войсковой канцелярии на Андриянова было возложено поручение – «отыскать поселившихся во втором начальстве беглых крестьян, принадлежащих  помещикам великороссейских губерний». И снова Иван Андриянович с успехом справился с заданием.

15 января 1819 года И.А. Андриянов  в чине генерал-майора был уволен в отставку, но 1 мая того же года по высочайшему повелению был назначен членом комитета, учрежденного в городе Новочеркасске для выработки проекта Положения об устройстве Донского Войска. Более трех лет Андриянов плодотворно работал в этом комитете. Хорошо зная станичную жизнь казаков, он преимущественно занимался вопросами устройства их быта и наделения станиц землей. В 1822 году проект Положения был закончен, и наказный атаман Войска Донского А.В. Иловайский с некоторыми членами комитета были вызваны в Петербург для окончательного рассмотрения проекта, а Андриянов, «как отличившийся по службе и заслуживающий доверенности, был оставлен на Дону «исправляющим должность наказнаго атамана с чином генерал-майора».

  2 мая 1823 года на заседании  комитета в Санкт-Петербурге было объявлено о награждении Андриянова орденом святой Анны 1 класса.  После возвращения Иловайского Андриянова назначили «непременным членом войсковой канцелярии». А в 1826 году, когда Иловайского  уволили, Иван Андриянович  Андриянов снова был назначен наказным атаманом и исполнял эту должность до прибытия  в сентябре 1827 года атамана Кутейникова. Второго ноября того же года  на семьдесят седьмом году жизни непременный член войсковой канцелярии генерал-майор Иван Андриянович Андриянов скончался. Жизнь тишанского казака может служить примером добросовестной службы казаков государям и Тихому Дону.         

 

Солонка в событиях и датах

Известно, что датой образования того или иного населенного пункта ранее считалось строительство и открытие церкви. Историческая  достопримечательность Солонки — храм Архангела Гавриила — был построен в 1854 году.

Вчера

Первые упоминания о селе находятся в архивных данных г. Ростова-на-Дону. Там значится, что слобода Солонка основана около 200 лет назад из украинцев. А вот в Большой Советской энциклопедии иная трактовка события. Там сказано, что  первые известия о переселенцах из Украины на Дон относятся к 70-м годам XVI века. Изначальные цифры о проживающих в населенном пункте появились в официальных источниках за 1864 год. Тогда число дворов в селе было 137, количество проживающих в них — 877 человек. К началу нового столетия число домовладений выросло до 179, число жителей увеличилось до полутора тысяч. Первыми переселенцами, по воспоминаниям старожилов, были жители с. Воробьевки Воронежской области и слободы Даниловки Волгоградской области. Они хотели быть вольными людьми, однако история распорядилась по-своему. В селе объявился помещик Боков, заявил о своих правах на занятую землю, а вольных поселенцев сделал своими крепостными. Свободу солончанам принес 1918 год. Уже с января здесь установилась советская власть с ее новым образом жизни.

В этом же году на жителей Солонки напали белоказаки. Защищая себя и свои семьи в неравном бою с неприятелем, пало 28 красноармейцев. В память о них на месте сражения благодарные земляки установили памятник. Спустя 10 лет, в октябре 1929 года, в селе появился первый колхоз «Красная звезда». Несколько раз впоследствии хозяйство меняло свое название и претерпевало реорганизацию. Уже после войны, в 1954 году, произошло объединение разрозненных колхозов в один — имени Молотова. Спустя еще три года хозяйство получило очередное название, с которым связаны основные успехи сельскохозяйственного производства — «Завет Ильича». Возглавлял его первый председатель А.И. Кочубей.

Большой вклад в строительство хозяйства и улучшение благосостояния его тружеников внес В.Н. Фролов, почти четверть века возглавлявший правление колхоза.

Много замечательных людей жили и трудились в свое время в Солонке. Например, Герой Советского Союза Павел Васильевич Болотов, проявивший себя в годы Великой Отечественной войны. Всего же в боях с ненавистным врагом в той войне участвовало более 800 солончан. 300 из них не вернулось с полей сражений. В память о солдатах Победы в центре села возведен памятник, где на граните запечатлены имена погибших защитников Отечества. В послевоенные годы многие из солончан не покладая рук поднимали хозяйство, делали его  показатели на уровне передовых в районе. Десятки селян награждены за трудовое участие правительственными наградами, отмечены юбилейными медалями и др. М.Р. Тумановская имеет одну из самых высоких  наград — орден Трудового Красного Знамени.

Сегодня

Насыщенная самыми разными событиями жизнь кипит в селе в наши дни. Проводятся активная работа по благоустройству малой родины, газифицируются домовладения, новым асфальтом покрылась центральная улица села. Не так давно капитально отремонтирован сельский Дом культуры, туда подведен газ. Теперь  библиотека при нем может в своем читальном зале принимать любителей книги круглый год. При ДК работают коллективы художественной самодеятельности, детские объединения по интересам. Большое внимание администрация поселения уделяет реконструкции сельского храма, где после временного забытья вновь собираются верующие, проходят обряды крещения и венчания.

В селе развита торговля, функционируют пункты общественного обслуживания населения. Принимает бесперебойно больных участковая больница со стационарными койками в ней.

Завтра

Есть у коренного населения и будущее. В селе рождаются дети. Для организации досуга подрастающего поколения в центре Солонки построена  детская площадка, с развлекательными аттракционами. Сельским детишкам, особенно в рамках школьного обучения, открыт доступ к занятиям в самых различных кружках и клубах по интересам.

Н. Лободин

 

По страницам истории земли Нехаевской

Преданья старины глубокой… Ориентировочно, хутор Нехаев был основан в 70-х годах XVIII века, и относился он к юрту станицы Бурацкой Хоперского округа Войска Донского. По одной версии, название хутора произошло от фамилии казака, первым поселившимся на этой земле. Согласно другим источникам, основали хутор свободолюбивые крестьяне, бежавшие в степь от притеснения властей. Они остановились в живописном уголке, где несла свои воды река и поражала красотой природа, со словами: «Нехай тут будет!»

Есть некоторые расхождения и относительно личности возможного основателя хутора Нехаева. То ли был он сам беглый крестьянин, то ли купец, занимавшийся заготовкой и сбытом морёного дуба, а также скупкой и перепродажей лошадей.

Из архивов известно, что на территории нынешней ст. Нехаевской в то время находилось два маленьких казачьих хуторка: Зелёный клин и Песчановка. Но очень скоро на новом месте, по обоим берегам речки Тишанки, появились новые жилые, торговые постройки, которые и связали маленькие хутора в единое целое.

В 1886 году в хуторе Нехаеве произошло важное событие: на средства прихожан была построена церковь. Престол был один – во имя Иоанна – Богослова. В 1887 году при церкви была открыта школа грамотности, где спустя некоторое время уже обучалось 35 мальчиков и 15 девочек.

…Казаки занимались земледелием и скотоводством, что, в свою очередь, повлекло развитие солевозных дел. Зажиточные хуторяне пускали обозы за солью на Маныч, а затем на Волгу. Помимо соли, завозили рыбу, дёготь, сосновый лес. Сбывалось всё это на ярмарках, коих в Нехаеве было две.

Не только в мирном созидании преуспели казаки Хопёрского округа. Прославились они и ратным трудом, принимая в интересах Отечества участие во всех военных кампаниях Российской империи. За участие в Русско-Турецкой войне, Кавказской, Первой мировой войнах многие наши земляки были награждены Георгиевскими крестами и другими царскими наградами.

Революция 1917 года разделила страну на красных и белых, началась братоубийственная война, которая не обошла стороной и нашу малую родину.

В 1923 г. Хоперский округ вошел в Царицынскую Губернию, а в 1928 году был образован Нехаевский район, куда вошло 50 сельсоветов с населением в почти 50 тыс. человек. Так как х. Нехаевский находился в середине созданного района, то и стал его центром. В 1929 году началась коллективизация, а к концу 30-х годов некогда небольшой хутор превратился в настоящий райцентр, где находилась больница, ветеринарный пункт, школы и проживало три тысячи человек.

…С началом Великой Отечественной войны около десяти тысяч жителей района, в том числе и станичники, ушли на фронт. Около четырех тысяч из них погибли или пропали без вести. Четверо земляков своей доблестью заслужили высокое звание – Герой Советского Союза. Ушедших мужчин заменили в тылу женщины и дети, стойко переносившие все тяготы и лишения. Во время Сталинградской битвы в райцентре открылся военный госпиталь, напоминанием о котором служат сегодня две братские могилы на нехаевском кладбище, где покоится прах умерших от ран солдат. В 1944 году на его месте был открыт детдом для сирот из Сталинграда.

Отгремели бои, возвращались с войны фронтовики, налаживалась мирная жизнь. Дальнейшие десятилетия послевоенного времени стали периодом наивысшего трудового энтузиазма, временем масштабного строительства, восстановления, бурного развития. Многими передовиками пятилетки выполнялись за четыре года. Десятки, сотни людей были отмечены наградами государства – орденами Героев Соцтруда, Ленина, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени и т.д. В 70-х гг. в Нехаевском действовали более 50 предприятий и учреждений. Молодёжь уезжала учиться в вузы, возвращаясь в родные места уже готовыми специалистами.

Росло благосостояние нехаевцев, которые стали выезжать по туристическим путевкам за рубеж и на всесоюзные курорты. Почти в каждом доме появились машины, мотоциклы, телевизоры. Строились новые улицы, квартиры для молодых семей, возводились мосты.

… В 1992 году решением Волгоградского облсовета р.п. Нехаевский был преобразован в станицу. Сегодня в райцентре сосредоточены службы и организации, обеспечивающие жизнедеятельность всего района. Действует здесь поликлиника, больница, стоматологический кабинет. Развита сеть детских учреждений: детсад, начальная и средняя школы, ДШИ, ДЮСШ. Досуг местным жителям обеспечивает Центр культуры и досуга, всегда открыты для читателей двери библиотек, плодотворно работает с молодежью центр «Ровесник». Растет число торговых точек, совершенствуется инфраструктура, все прочнее входят в быт передовые технологии…

И все же главное достояние нехаевской земли – это ее люди, поколение за поколением вносившие неоценимый вклад в развитие и процветание своей малой родины. Жители станицы бережно хранят традиции предков-казаков, гордятся трудовой славой предшествующих поколений и, несмотря ни на что, с оптимизмом смотрят в будущее. Живет, стремится к новому станица – неотъемлемая России частица!

В. КОЛЯДИН.

Там, где бьют из земли родники

Поселок Роднички образовался в 1934 году. Сначала он был одним из отделений совхоза «Динамо», но затем был преобразован в самостоятельное сельхозпредприятие и получил одноименное название – совхоз «Роднички».

Первым руководителем стал Георгий Михайлович Крут. Сначала в совхозе было два отделения, а уже спустя пару лет, в хозяйстве насчитывалось 200 дойных коров, 50 свиноматок, 100 лошадей, 400 овец и целое стадо тягловых волов. Для хранения урожая родничковцы построили зернохранилище, в поселке работали мастерская, столовая и даже две бани. Появилась в совхозе и своя техника: американские гусеничные тракторы, сеялки, плуги и настоящая диковинка тех лет – комбайны с восьмиметровым захватом «Оливер». Вскоре на помощь заграничной технике поднимать родничковскую целину стала поступать советская сельхозтехника —тракторы Сталинградского и Челябинского заводов, саратовские комбайны и московские автомобили. Непросто давался родничковским крестьянам хлеб. Техника работала в полях в две смены, нагрузка на комбайн в уборочную страду доходила до 800 га. Люди спали прямо у комбайнов. Со временем жизнь и быт крестьян налаживались. У жителей поселка появились первые велосипеды и патефоны, постепенно крестьянские семьи переселялись из землянок в добротные дома. Под руководством Ивана Ивановича Рукина совхоз выдвинулся в число ведущих хозяйств района, сумев сдать государству свыше 73 тысяч центнеров зерна, более 430 центнеров мяса и полторы тысячи центнеров молока.

Дальнейшее развитие хозяйства перечеркнул 1941 год. На фронт из Родничков ушел 351 человек. Обратно на родную землю возвратились только 146 человек. Вместе с женщинами и подростками вернувшиеся фронтовики поднимали сельское хозяйство, возрождали былую славу совхоза. После войны к Родничкам присоединили еще два хутора: Кулички и Паршинский.

Директором совхоза в ту пору был назначен Федор Григорьевич Трудов. Это по его ходатайству Родничковская начальная школа была преобразована в пятилетку, при нем началась реорганизация хозяйства, после которой в совхозе стало семь отделений.

Не считаясь со временем и тяготами, люди трудились не покладая рук, добиваясь прекрасных результатов, приумножая успехи и достижения. Многие из родничковцев за свой ударный труд были награждены правительственными наградами. Звание Героя Социалистического Труда первым в совхозе получил Сергей Петрович Безусов, одна из лучших хлеборобов Анна Максимовна Бредис была награждена орденом Трудового Красного Знамени и орденом Ленина, трудовую деятельность Прасковьи Ивановны Скрипкиной правительство оценило шестью орденами и медалями, в том числе и орденом Трудового Красного Знамени. Список ударников труда совхоза «Роднички» можно продолжать еще долго.

Рос и ширился и сам поселок. В 1961 году при непосредственном содействии директора совхоза Ивана Васильевича Чуркина в Родничках появился водопровод. С середины 60-ых годов директор Григорий Васильевич Антонов стал одним из инициаторов большой стройки. За несколько лет было завершено строительство здания новой школы, Дома культуры, детского сада, столовой, больницы, возведены десятки жилых домов со всеми удобствами, построены животноводческие фермы, с пяти до двадцати тысяч расширился совхозный свинокомплекс. В 1970 году Роднички подключили к государственной энергосистеме, в поселок пришло телевидение, в гаражах тружеников появились легковые автомобили. В конце семидесятых хозяйство возглавил Владимир Иванович Винников. Торговый центр, новый парк культуры и отдыха, баня с бассейном, дорога с асфальтовым покрытием—совхоз продолжал жить и развиваться.

В 1992 году совхоз «Роднички» был переименован в АОЗТ «Роднички», а спустя несколько лет, в 1999 году, в СПК… Это были непростые времена как для хозяйства, так и для жителей некогда одного из лучших и богатых хозяйств района…

Минули годы. Сегодня на родничковской земле продолжают жить и трудиться замечательные люди, преданные своей малой родине, беззаветно любящие родничковскую землю—землю, из которой бьют родники.

Материал подготовлен по архивным данным.

Хутор Захоперский

Много лет существует наш хутор Захоперский. Старожилы рассказывают, что его называли когда-то Свиным. Почему он получил такое название, уже никто не помнит. Живет в народе несколько гипотез об имени хутора.

Говорят, что здесь выращивали много свиней. Весной отправляли их в лес на кормежку, и только глубокой осенью возвращались свиньи с приплодом домой. Вот потому-то и получил наш хутор такое название. Раньше х. Свиной относился к станице Правоторовской, которой управлял атаман. Поручали ему управлять хутором старики, которые избирались один от десяти домов. Жили в хуторе преимущественно казаки. Крестьян в самом хуторе насчитывалось более 30 домов, из них пять-шесть — семьи богатые, остальные — бедные. Население занималось земледелием. Пахали деревянными плугами, сохами, деревянными дерябками на быках, лошадях. Позже стали применять плуг «букарь», косилки, молотилки. Сеяли рожь, пшеницу, разводили скот: коров, лошадей, овец и других животных. У богатых имелось по 15 — 20 овец, коз, несколько свиней, коров, две — три пары быков или лошадей. Скот пасли очередями с весны, а на лето нанимали пастуха. Люди носили зипуны, рубашки из холста, на ногах — лапти, для праздников имелась обувь из кожи, которую изготовляли сами (тогда резиновую обувь еще не знали). По выходным дням носили одежду из хлопчатобумажных тканей. Из десяти человек один был грамотный. Семья состояла из 13 — 18 человек.

В хуторе Свином была школа с тремя классами, позже стало четыре класса. Учили там закон божий, русский язык и арифметику. Перед уроками детей заставляли читать молитвы.

Больница находилась в станице Правоторовской, и лечили в ней за деньги. В хуторе не было клуба, не было магазина. Если человек болел, то обращались к старухам-знахаркам, которые лечили травами, а некоторые что-то наговаривали (тогда все верили в народные поверья).

В станице Правоторовской была церковь, в нее ходило много людей из хутора Захоперского. Люди от зари до зари работали на полях, а вечером молодежь собиралась на улице, где пели песни под гармошку или балалайку. По праздникам играли в мяч. В воскресные дни часто устраивались кулачные бои. Дрались казаки одной улицы с другой, хутор против хутора. Часто в боях сходились правобережные жители с левобережными за луг, за хворост, за дрова.

ОРГАНИЗАЦИЯ КОЛХОЗА

Сразу после Октябрьской социалистической революции через хутор прошел отряд под командованием т. Тамаркина, чтобы установить Советскую власть. Потом из Урюпинска в станицу Правоторовскую прибыли с фронта два полка. Они изгнали атамана Лобачева и его помощника Попова. Вместо атамана поставили человека по кличке Огалтелый. Но он вскоре перешел к белым.

Власть в хуторах постоянно менялась: проходили то красные, то белые. Красные выбирали комиссаров. Белые, проходя через хутор, убивали их. Так, в Лобачах были расстреляны 16 комиссаров. Местное население угоняли с продовольствием в г. Урюпинск.

В хуторе партизанского отряда не было, но были красноармейцы: Попов Василий, Денисов, Подшивалов, Никифоров и другие. М.И. Никифоров был в хуторе Захоперском сначала комиссаром, затем военкомом. В один из набегов белых их разбил отряд красных на берегу Хопра во главе с комиссаром Минаевым. Было отбито 60 лошадей.

После установления Советской власти на территории хутора было организовано товарищество по обработке земли, которое возглавлял Василий Андриянович Харламов. ТОЗ объединил всех бедных крестьян.

Местные богатеи имели много земель – это Иван Григорьевич Костров, Сафонов и другие. Бедные крестьяне работали у них по найму. Приезжим земли не давали до 1928 года.

В 1929 году на территории хутора был организован колхоз. Уполномоченным по организации колхоза был присланный коммунист Михаил Кутепов, 25-тысячник из Москвы. После коллективизации он уехал опять в Москву.

В конце 1929 года образовались две артели: «Заря» (от почты до моста), председателем которой был Николай Ерофеев, и «Рассвет» (от почты до конца хутора), ее председателем был Алексей Семенович Фоломешкин. Позже колхоз менял свое название: «Приволия», «Пахарь», а вот хутор стал называться Захоперским.

КУЛЬТУРА

Там, где сейчас находится новая почта, был протяжной дом. В нем жили богачи. Их раскулачили и выселили, а в доме демонстрировали кинофильмы, проводили собрания.

Помещение иногда не вмещало всех желающих посмотреть кинофильм, тогда его показывали на стене дома на улице.

В 1960 году колхоз построил новый клуб на 250 мест. В 1954 году в хуторе Захоперском открылась семилетняя школа, а в 1975 году – уже 8-летняя появилась в большом двухэтажном здании.

В 1971 году было завершено строительство нового типового здания школы на 320 мест, а в здании бывшей школы разместился интернат.

Еще до Великой Отечественной войны был открыт медицинский пункт. В хуторе работали два магазина — промтоварный и продовольственный, где население приобретало необходимые товары: продукты питания, одежду, обувь, ткани, предметы домашнего обихода, мебель и др.

В 1963 году в хуторе стал функционировать детский садик, где находились ребятишки колхозников, рабочих, служащих и сельской интеллигенции.

В 1968 году в центре был сооружен памятник воинам-землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны в борьбе за свободу и независимость нашей Родины.

Большим событием в истории Захоперской школы стал 1975 год, когда она была реорганизована в среднюю школу.

В 1976 году школа выпустила 20 первых учащихся, получивших среднее образование в родном хуторе, в своей школе.

ПО ХОПРУ

Величественная панорама открывается с высоты правобережья. Какая ширь! Какой простор! Так и хочется взметнуться птицей в эту голубую бесконечую даль. Хопер – третья по  величине река в нашей области. А. И. Соболевский относит название реки к иранскому. Ху (хорошо) и Перена (полный). М. Фасмер этимологию этого слова выводит из славянского «хопить» (хватать, тащить, влечь). В толковом словаре В.И. Даля приводится два значения слова «Хопер»: 1) сваебойная баба, 2) притон диких гусей. Местный писатель Б. Лащилин  принял второе объяснение. Он пишет, что по Хопру проходит один из маршрутов весеннего и осеннего перелета гусей и уток, где они  задерживаются на обильных кормом затонах и плесах реки.

По берегам Хопра когда-то жили вятичи, на них натолкнулся русский князь Святослав во время своего похода на хазар 955 — 966 гг. Островки оседлого населения славян (русских) на Дону и Хопре имелись в ХII — XIV веках. Известный знаток Дона Х.И. Попов допускает предположение, что первым зерном для образования казачества послужили те остатки русских людей на Дону и Хопре, о которых упоминается в истории сарской подоской епархии, учрежденной в 1265 году, и в грамоте святителя Алексея в 1360 г., выражавшей благословение христианам, обретавшимся «по карауломь возле хопорь  и дону».

Протяженность Хопра — 979 км. Река берет начало в Пензенской области у села Поперечное и протекает в лесостепной и степной зонах.

Возраст Хопра — более 10 тыс. лет.

Богатая природа, нагорные и пойменные леса, чистый воздух, кристально-прозрачная вода, обилие пляжей и неоглядные дали — все это привлекает на реку Хопер множество отдыхающих. Здесь живут в палатках, ловят рыбу, охотятся, собирают цветы, купаются, загорают.

Из архива газеты «Нехаевские вести», 1998 год.

 

Станица Тишанская

Дюже давно это было... Остались только азиатские могилы, черепа, ржавые кинжалы и стремена. Да легенды седых стариков.

На закате скакали верховые у границ Дикого Поля, по берегу Хопра. Перемахнули через крутой буерак — и оторопели. Перед ними возник отряд вооруженных татар. А на бугре у реки высилась мечеть с полумесяцем, в селении сновали люди в ярких одеждах, ревели верблюды.

— Господи Иисусе! На нехристей-бусурман нарвались, — схватился за саблю молодой казачина.

— Не время! Уходим на левый берег, — крикнул старший, вытягивая плетью коня.

Кони с кручи кидались в речку, казаки направляли их к спасительному берегу, в густые вековечные леса. Укрывшись в займище, гутарили у костра:

— Места тут богатые и зверем, и рыбкой. Дичины хватит. Будем обживаться. А с татарвой сдюжим, нам ведь не впервой.

Народ тогда на окраине России собирался отчаянный и бесстрашный — иначе не выживешь в полной опасностей степной жизни.

Так в непроходимой глуши обосновался первоначально Тишанский городок, окруженный топкими ериками и озерами. Поселенцы рыли землянки, копали погреба. Соорудили даже подъемный мост через глубокий овраг. На ночь или при набегах поднимали его. Чуть заря — по мосту выгоняли в степь пастись скотину. Для защиты соорудили в глухом месте у крутого яра засеку — укрепление. Из толстых дубов свалили крепкий завал, густо обложили его колючим терновником, посмеивались: «Попробуй теперь, сунься, вражина!».

Над синим Хопром, на горе высокой, обезопасили себя караулом с маяками. Отсюда сторожевые просматривали далеко местность по долине Хопра. День и ночь начеку казаки, наготове и маяк-оповещение: деревянный высокий шест, обложенный хворостом и сушняком.

Не забыли и про соседей-татар, выставив для наблюдения часовых на Меловой горе, недалеко от речки Тишанки.

При нападении татар дозорные поджигали маяк и уходили лесом, затем переплывали к городку. Когда же враг отрезал этот путь, то бежали караульные по буераку к Хопру и вплавь переправлялись под самой горой к лесному урочищу.

Увидев пылающие маяки, поселенцы бросали все дела и спешили в укрытие. Кто владел оружием — бились с неприятелем. Немощные спасали орущих мальцов и пожитки, укрывались в засеке.

От набегов татар наши поселенцы были в безопасности, когда приходило весеннее половодье. В свободное время жители, в том числе и женщины, переплывали на лодках-каюках на другую сторону реки, где нередко с Меловой горы взирали с любопытством  на многолюдное селение недругов- соседей.

Самые отчаянные, собравшись ватагой, налетали вихрем и угоняли у татар лошадей, похищали чернооких красавиц, а то и клали буйны головы в густой хоперской траве, так и не успев поцеловать желанную.

Много ли, мало воды утекло, но сколько прожили казаки в таком опасном соседстве — неизвестно. По преданиям, пришло затем царское войско и с помощью казаков разбило неприятеля, разрушило мечеть и загнало ворогов в низовые степи...

А сейчас призовем на свет немых свидетелей тех давних лет. Ибо станица Тишанская и ее юрт «принадлежат к числу замечательных в Донской области по сохранившимся до нашего времени развалинам каменных зданий ...и древних могил», — оповестила читателей прошлого века газета «Донские областные ведомости».

В начале прошлого столетия на правом берегу Хопра и пониже устья Тишанки громоздились развалины кирпичного здания, называемого «мечетью». Вокруг нихлежали остатки кирпичных жилищ. Когда здесь стал возникать хутор Красный, то поселенцы сразу положили глаз на кирпич: «Печи хозяйкам, ох, и хороши будут, века простоят и нас переживут!» — и через время от громады той не осталось ни одного кирпичика.

«Кто опоздал, лезьте под землю, в ад, в глубь, гляди, и вам кусочек обломится»,—зубоскалили счастливчики.

Желающие полезли — и обнаружили дивные погреба, выложенные когда-то пришельцами из крепкого красного камня. Ломами, поднатужась, поворачивали, а кувалдами били стены. Гул стоял несусветный.

— Во, едрена мать, не тяп-ляп в старину делали!

Все, что можно, разобрали и развезли. Постепенно хутор, дворов этак под семьдесят, расстроился на старинном городище.

Случайно близ хутора Ротанова, где навеки притихли древние курганы, обнаружили выложенное из дикого камня массивное сооружение. Вскрыли с опаской — из чернеющей пустоты дохнуло тленом и гнилью. Полезли: «Сгинь, нечистая сила!» Подняли из подземелья, считай, сто возов камня. Кирпич тогда очень дорог был, не по карману многим.

На станинном кладбище на высокой горе над Хопром (существовало оно с 1926 года) при погребении усопших «...вырыты были по две человеческих головы необыкновенной величины, и при каждой из них по глиняному кувшину, а в 1971 году, мая 5-го, там же вырыт остов человека —  тоже очень большого роста, вместе с оседланным конем, при котором найдены... железные стремена и удила азиатской формы».

—Что за воины-великаны жили здесь? Что за подземный мавзолей? Каким богам поклонялись? — вопрошали друг друга тишанцы.

...Жизнь тишанцев после изгнания татар стала безопаснее и привольнее. Еще бы! Тогда, окромя левого берега Хопра, на правый «татарский» — ногой не ступи! Или саблей «погладят», или на шее аркан затянут. Теперь на обоих берегах стали выпасать скот, устраивать базы, курени. Но ухо держали востро! Ибо набеги степняков повторялись.

А Россия в это время воевала на дальних рубежах, раздавалась смутами, шаталась от голода, пьянства и эпидемий, любила, трудилась и крепчала.

Поколения донцов незыблемо стояли на седых курганах, при маяках. Татарские нападения на  город случались все реже и реже, но все больше его затапливало весеннее половодье. Вот тогда и решили перенести его на правую сторону Хопра.

Известно, что по описи городков на Хопре в станице в 1698 году имелось уже 110 казачьих куреней.

Военным эпизодом истории станицы стало участие в Булавинском бунте. Видный подвижник К. Булавина атаман Голый происходил, по-видимому, из Тишанской. В октябре 1708 года, невзирая на непролазную грязь и проливные дожди, потянулись к Голому и Колычеву конные и пешие восставшие. «Пришли к ним с Казанской и Мигулинской, и Тишанской... да с хоперских и бузулукских станиц такие же воры».

Правительственные полки на Дону испытывали тогда затруднительное положение: воров умножается от часу больше, зело поход труден, перво: что позднее время—кормов нет, все выжжено... а у них, воров, ружья и пороху довольно». Однако многотысячный отряд Голого с нашими тишанцами потерпел поражение, и учинена была зверская расправа. Самого атамана четвертовали в Москве.

Следующая трагическая полоса в истории земли Донской и станицы началась в 1791 году. К России после заключения Ясского мира отошла Кубань. Правительство повелело создать там оборонительную линию. Кто выживет лучше всех в пекле? Конечно, черти-казаки! По указу императрицы на линию требовалось поселить три тысячи казаков донских полков с семьями, которые отбывали службу на Кубани.

— Господи, помилуй! Да кто же потащится на чужбину с Дона-кормильца и бросит все нажитое потом и кровью? — волновались бабы.

— Да и право самого Войска переселять казаков только по жребию будет нарушено, — роптали.

Последовали резкие отказы от этого недоброго переселения. Власти же требовали немедленного возвращения на Кубанскую линию казаков, самовольно оставивший ее. Страсти накалялись и охватили по Дону около пятидесяти станиц.

В Тишанской прослышали, что не везде приняли грамоты о переселении.

— Съезжать и мы не будем! Жили здесь и помрем! — стоял крик над майданом, так что галки шарахались с колокольни.

Станичный атаман Евдоким Мазин напрасно надрывался:

— Атаманы-молодцы, побойтесь Бога, не противьтесь власти государыни...

Много раз созывался общественный сбор, да все без толку. Число недовольных с каждым разом росло, и волнение принимало грозные размеры. Партия стариков—за переселение. Душой их был бывший писарь Ермол Степанович Селиванов. Но почетные деды поняли, что каша-то заварилась крутая, и им ее не расхлебать, свои бы головы сберечь.

Из станицы в станицу скакали спешно доверенные — решено было всем грамоты о переселении не принимать и на том крепко стоять!

— Эге, да это же бунт супротив правительства, — сокрушался Мазин. Но, покумекав, что двум смертям не бывать, а одной не миновать, не стал противиться станичникам. Только Селиванов набычился, не переставая уговаривать станичников, чем довел их до белого каления.

— Хватит брехать, старый пес! Или отведаешь вострого кинжала, сидел бы себе не печи, злыдень!

Перепуганный Селиванов заперся на все засовы, спустил с цепи лохматых кобелей и долго не показывался народу.

Для подавления смуты на Дону вышли с барабанным боем, пушками около девяти тысяч солдат и пять казачьих карательных отрядов. Для публичного наказания возмутителей по станицам поехал собственной персоной князь Щербаков, командующий правительственными войсками. Тишанская встретила военных угрюмо. Атамана Мазина, невзирая на седины и старость, к тому времени высекли на майдане плетьми при всем честном народе. Отведали горячих плетей императрицы многие станичники.

Пострадала Тишанская и от солдатского постоя. Но попробуй, пикни, если окромя других тягостей «...одна подводная повинность так была тяжела, что для отправления станица была разделена на две части, причем даже четырнадцатилетние отбывали эту повинность наравне с другими». Надо сказать, что регулярные войска с Дона не отзывались еще спустя два года после разгрома восстания из-за непокорности жителей.

Расправа на Дону оказалась короткой: возмутителей нещадно наказали, других погнали всей семьей на Кубанскую линию. Только по Хопру отправили 85 многодетных семей, в том числе из Тишанской.

Екатерина II, желая потом расположить к себе казачество, подписала 24 мая 1793 года жалованную грамоту Войску. За ним закреплялись «на вечные времена» все изобильные земли и угодья (как будто казаки ими до этого не владели). Торжественно встречало Войско Высочайшую грамоту и хлеб-соль Ее Величества: старики серьез, молодые — с усмешкой. Во все станицы разослали о том войсковую грамоту, и сбереглась она, говорят, только в архиве Тишанской. Именно ее в прошлом столетии перепечатали в трудах Войскового Статистического Комитета.

В нашей станице «...многие из почетных стариков принесли полученную частицу Царского «золотого» хлеба (такое название сохранилось у нас в народных преданиях доныне) домой и по крохе разделили всем членам семейства», читаю я страницы давних лет. Вместо одного дня праздновали, гуляли тишанцы целых три, ибо трезвостью великой не страдали.

— Ежели царица будоражила нас высылкой поди два года, — вспоминали старики, — то, считай, 20 годиков лихорадила земельная тяжба с соседями.

Ходила притча в том, что тишанские юртовые земли стали уменьшаться по причине малолюдства, поэтому удобные для обработки и заселения земли лежали взапусте. На них-то и позарилась Казанская станица. Но в 1756 году Войсковой грамотой, присланной в Тишанскую, Казанской отказали в отводе добрых земель по Песковатке.

С этого и началась эпопея борьбы с целым отрядом станиц: Казанской, Алексеевской да Карповской. Зеленые кущи хоперского займища, чистая родниковая вода, жирная земля тишанская с изобилием дичи не давали спокойно спать. Сначала соседи захватывали пашни при вершинах буераков, затем начали гонять скот на удобные для них водопои, охотиться тайком — и с годами, осмелев, присвоили те места. Тишанцы им и юшку красную из носа пускали, и скотину угоняли с матом-перематом, но ничего не помогало. Тогда пожаловались на лихое самоуправство в Войсковое правительство. Надеялись, но, увы, власть сочла, что соседние бузулукские юрты малы по сравнению с тишанскими и надобно поделиться малость. В 1785 году отошла по акту алексеевцам лучшая землица по буераку Разметный. Затем забрали участки в юртах станицы Яшенской, а по Ольховскому — в юртах Лукьяновской и Карловской станиц.

Масла в огонь подлил старшина Вешенской станицы Боков, населив у Солоновского целую слободу «вольношатающихся» малороссиян, беглецов из херсонских и полтавских краев. Войсковому же правительству представил дело так, что, де, земли те войсковые пустуют, пропадают почем зря. Так возникла и разрослась со временем слобода Солоновка.

Капитан Андриянов из Бузиновской и есаул Чеботарев из Казанской тоже попросили место под поселение малороссиян на вершине Медвежьего лога.

Казанская исходатайствовала во владение свое еще лог Ромашки. Аппетит разыгрался, и в 1795 году сия настырная станица взамен отошедших из ее юрта почты и форпоста получила все низы Солоновского лога. Началось шумное переселение из тишанских хуторов. Если крепко стояли Федосеевы  и Селивановы хутора, то через сотню лет пылью засыпало их следы. В итоге, считай, половину Песковатского участка отхватила Казанская, оставив хозяевам убогий клочок, где-то 20 на 10 верст.

— Разве это жисть? — разводили они руками.

Малороссияне наводнили тогда Донской край. В нашей станице насчитывалось до 60 украинцев, из коих половина... полногрудых молодиц-озорниц.

Хохлы, приписанные к станицам, отсылались на всякие работы, в том числе и в войсковые. Употребляли их и на семейном поселении у казаков. Лишь в 1873 году, спустя более половины столетия, они смогли, наконец, перейти из разряда крепостных при станицах в разряд донских казаков.

Скоплялась на Донщине и масса беглых — «бурлаков». Бесконные, безоружные, безодежные, голодные, они многие годы были самой бесправной и неуправляемой толпой. Не попавшие в казаки рвали жилы по найму и нередко жаловались (бесполезно) войсковому начальству:

— Хлебопахотной землицы и скотины у нас нету, перебиваемся с сухаря на квас, а нас, слабосильных, посылают нынче в отдаленные места горбатиться, — писали из Тишанской бурлаки Губин и Жеребцов в 1768 году.

А что же наши бравые тишанские казаки? В 1799 году числилось 232 служилых и 103 отставных. В секретном Оренбургском походе на Индию участвовало их 70 человек.

Отличились в великой народной войне с французами и, возвратившись в 1814 году, сказали: «Хватит лаптем щи хлебать!». Зажили по-европейски! Повыбрасывали в овраги дедовские сохи, завели плуги с острыми лемехами. Курные, задымленные избы переделывали на манер немецких, французских в опрятные домики с цветущими палисадниками, теплыми ватерклозетами. Хозяйствуя лучше, развели рабочих волов. В станицах без сей тягловой силы делать было нечего. Крутолобые и мощные, с ярмом на крепкой шее, тянули они скрипучие повозки с бревнами и зерном, арбы с сеном. Направлялись на них даже в далекий извоз — «ходку», погоняя криком «цоб-цобе».

Явилась у тишанцев и первая частная школа, а в 1866 году открылось приходское училище.

В старину тоже умели считать денежки и получать прибыль. Общественные станичные доходы состояли, прежде всего, из питейных. Шли деньги и за прогон через юртовые земли на Песковатке купеческого скота. Стали отдавать купцам за плату пастбища под выпас гуртов. Накручивали рубли и три водяные мельницы на Тишанке. Правда, опосля упустили две в руки пронырливых частников. На откуп отдавали богатое рыбой озеро Заозерное.

Приверженность донцов к духовно-религиозной жизни была самобытной, но сильной. Первую церковь тишанцы возвели возле Красного озера и Хопра во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Отличалась она бедностью, да и доходы приходского сельского духовенства весьма скудными были. Священники в быту, что простонародье, проживали и не стыдились этого. В 1792 году освятили здесь новый храм Божий, из дуба.

Не пожалели общественных денег на обустройство приходской церкви. В 1820 году внесли личные пожертвования да еще добавили 6 тысяч рублей ассигнациями, что считалось немалым. Ибо общий капитал станицы в 1827 году, к примеру, составлял 3 тысячи рублей, и только к 1851 году вырос до 25 тысяч. В церкви появился богато украшенный иконостас, с иконами в серебряных ризах работы именитых московских мастеров. В октябре 1851 года, разбогатев, обратились с просьбой о строительстве нового храма. Но тут началась Восточная война с турками, и стало не до того. Только через семь лет последовало разрешение на возведение нового храма, и правительство утвердило смету аж на 40 тысяч рублей (исключая иконостас). Охнули станичники, но выход нашли ловкий, испросив льготу, и при ней освободили от службы 150 казаков на два года.

Семь лет шла оживленная стройка. Среди зелени тополей вознеслись в небо пять куполов византийской архитектуры, крытые белым железом. Церковь, трапезную и колокольню опоясывала ограда из кованого железа на фундаменте из тесаного камня. Караульню сложили из красного кирпича. Полы в каменной церкви выстлали из железных плит, навечно. Весть о красоте и благолепии храма вместе со звоном колокольным далеко разнеслась по Донскому краю. Шутка ли, его вместилище, кроме алтарей, составило 800 квадратных метров. Стоимость тоже впечатляла — 47 тысяч рублей звонким серебром. По оценкам современников, станица имела храм один из великолепнейших в области Донского Войска как по архитектуре, так и по ценности украшений. В наше же время благочестие и великолепие утрачены. Проявлял внимание к оживлению храма увлеченный человек из администрации Юрий Бунеев, зав. отделом по содействию религиозным организациям. Но этих усилий недостаточно. Памятник старины и архитектуры оказался забытым. Любо ли все это, господа казаки?

А вот что говорил современник более века назад: «Относительно нравственности жителей нашей станицы можно сказать, что чувства религиозные имели большое влияние на их быт  и действия». Наверное, возрождение казачества немыслимо без восстановления храмов и приходов, духовных училищ и духовенства, без приоритета русской православной церкви...

По окончании Восточной войны по Хопру открылась шумная навигация. На Дону быстро развивалось земледелие и хлебная торговля, в особенности это касалось верховых станиц. Тучные нивы золотились вокруг Тишанской, которая щедро продавала зерно. Воронежские, тамбовские и иные купцы наперебой скупали у жителей хлеб. Под ссыпку возводили они огромные амбары. Прямо к пристани спускались кущи садов, в которых до утра весело гужбанили купчихи:

Как с воронежскими хохлами

Нажила ярмо с быками,

А с донскими казаками

Прожила ярмо с быками.

Со всего Бузулука спешили наперегонки хлебные обозы, обгоняли друг друга приходящие за зерном суда из Балашова, Борисоглебска... Хваткие перекупщики скупали в станице до 10 четвертей ржи в год, а в Остроуховской, Луковской, Котовской—аж по 60 четвертей. Казаки побойчее «за собственными расходами» вывозили хлеб на продажу в неблизкий Царицын и Ростовскую крепость.

С устройством железных дорог навигация заглохла, а 20 сентября 1866 года станицу заволокло дымом и копотью. Пожар пополз с берега Хопра: при нагрузке баржи какой-то забулдыга не загасил цигарку. Вот так и начинались массовые пожары, от которых сгорали целые станицы.

Полыхали курени и базы, жутко ревел и погибал скот. Огонь истребил 117 жилых домов. Более пятисот душ остались без крова и были приведены в крайнее разорение, так что спустя и десять лет погорельцы не смогли оправиться от беды.

Кроме хлебопашества процветало и животноводство. На благодатных землях жирели тучные отары овец, нагуливал мясо скот, вздымали пыль до небес табуны крепких лошадей. Последних косяками пригоняли служивые из-за Волги, башкирских, вятских и других пород. Смешавшись с местными, они производили самых надежных в службе коней. Домовитые казаки здесь полторы сотни лет назад имели от 70 до 90 лошадей, до тысячи овец, от 100 до 150 голов рогатого скота. Вот так умели хозяйствовать фермеры позапрошлого века!

Кладезем были и леса юртовые. Исстари они считались лучшими в округе: тополь, верба, липа радовали глаз. Но жадность и нерадивость помещиков свели лес на корню. За ними потянулся, размахивая топорами, и весь народ.

В течение сорока лет летели щепки во все стороны, прекрасный лес хищнически истребляли подчистую в займище и даже в степных буераках. Да так постарались, что потом за день можно было набрать лишь захудалый воз каких-нибудь кольев. Остались одинокие корявые и дуплистые столетние тополя, вязы да вербы, ни на что не пригожие и ждущие своего последнего часа от удара молнии либо от буйного урагана. Оceнью 1859 года даже половину лучшего урочища тоже разделили на порубку. Правда, затем в защиту леса правительство распорядилось: «Всем казакам сажать по 25 деревьев  каждому — и ежегодно!». Тишанские леса восстановились: спасибо прадедам, что сумели сохранить для потомков красоту заповедных чащоб.

Торговля в Тишанской находилась в руках иногородних. Из пяти постоянных лавок Площади только одна, да и то самая никудышная, принадлежала казаку. Навыки в коммерции давались как-то с трудом. Скупкой скота занимались единицы.

А вот разведение скота повлекло развитие солевозных дел где-то с 1820 года.

Зажиточные пускали за солью на Маныч пар по десять волов и ездили раза по два в лето. Другие хаживали туда постоянно, имея пар по двенадцать. Потом, по невыгодности, ходки туда прекратились, и ездить стали на Волгу, но уже по 5-7 быков. Завозили соль, рыбу, деготь, сосновый лес. Сбывалось все, в основном, на двух здешних ярмарках.

Девятопятницкая проводилась в конце мая — начале июня, а Сорокомученическая—9 марта. Первая существовала уже с начала прошлого столетия, когда к приходской церкви на богомолье стекался народ из разных местностей. Вот сюда и стали съезжаться торговцы. Правительству ничего не оставалось, как утвердить ярмарку в 1825 году.

Вторая, по торговле рогатым скотом, открылась в 1860 году.

Промыслы звериный и рыбный в старину весьма прибыльны были. Дикие кони и козы не переводились, местами встречались медведи, уйма была куниц, барсуков и сурков, а по озерам — бобры и выхухоли. Премного водилось лебедей и журавлей, дудаков и куропаток. В полую воду рыбаки ловлей хвалились: валом шли чебак, сула, щука, сазан да стерлядь. Ловили вентерями да волокушами-приволочками. Занимались этим и летом, и зимой несколько артелей, эдак человек по десять и более. Рыбка отсель доставлялась на богатые столы и в русские города.

— «Быть у воды да не напиться!» — ерничали браконьеры — местные ремесленники и рабочие. Пользуясь тем, что народ на полевых работах, они заряжали ружья и истребляли по займищам всякую дикую птицу, поплевывая на закон о запрете охоты до июля. Даже в нерест не жалели рыбу. Заметив крупные скопления ее на луговом мелководье, бросались избивать как и чем попало: рубили шашками, били острогами, стреляли из ружей, глушили дубинками. Общественное мнение осуждало такие безобразия...

Напоследок приведу лишь газетную корреспонденцию 1873 года, проникнутую здоровым оптимизмом: «Трудолюбие наших граждан-казаков обещает много хорошего в будущем: не говоря уже о мужчинах, известных, как и все казаки, своей привычкой ко всяким трудностям, — женщины в такой же привычке и неутомимо во всех хозяйственных работах почти не уступают им».

Николай Бичехвост.

 

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.