Меню
16+

«Нехаевские вести»

06.12.2018 11:13 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Отважный летчик-истребитель

Автор: Материал предоставлен Нехаевским историко-краеведческим музеем.

Иван Иванович Красноюрченко родился 3 сентября 1910 года в селе Николаевское, ныне город Волгоградской области. С детства он знал, что только старанием и упорным трудом можно достичь высот в жизни.

После окончания школы механизации сельского хозяйства Иван Красноюрченко устроился на работу механиком в Зерносовхоз. В 22 года парень поступил в Ленинградский институт инженеров-механиков социалистического земледелия. Учился он старательно, однако успел окончить только один курс: в 1934 году его призвали в армию и направили на учебу в 1-ю военную Качинскую школу пилотов, после окончания которой лейтенант Красноюрченко служил пилотом и командиром звена в Забайкалье, а с 1936 года — в Монголии.

С 23 мая по 16 сентября 1939 года помощник командира эскадрильи 22-го истребительного авиационного полка лейтенант Красноюрченко принимал участие в боях с японскими войсками на реке Халхин-Гол. Небольшого роста, широкоплечий, с аккуратно зачесанными на пробор светлыми волосами, И.И. Красноюрченко был простым и общительным парнем. Сразу же завоевал в полку авторитет. Он всегда дорожил дружбой, в любую минуту мог прийти на помощь товарищу. И это качество особенно ценилось в бою. Отличительной чертой Красноюрченко был оптимизм.

17 ноября 1939 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, летчик удостоен звания Героя Советского Союза.

- Из всех боев, проведенных мною на Халхин-Голе, — рассказывал Иван Иванович в декабре 1963 года, — врезались в память два. Первый из них произошел 5 августа. Рано утром мы поднялись в воздух. Навстречу нам шла большая группа японских бомбардировщиков. Заметив девятку И-16, бомбардировщики ушли за облака. Это меня насторожило. И едва я успел подать сигнал «Внимание!», как 12 японских И-97 вывалились из-за кучевого облака и с высоты устремились на мою девятку. Затем появились еще 9 японских машин. Мы приняли бой. Я вступил в схватку с ведущим девятки. Оба старались зайти друг другу в хвост. Вот, кажется, я у цели. Но, оглянувшись, тут же оцепенел: второй вражеский истребитель сел мне на хвост. Моментально делаю рывок в сторону, потом бросаю свою машину вверх, а оттуда — в отвесное пике... Когда у земли вырвал ее в горизонтальный полет, а потом свечой взмыл вверх, неожиданно оказался рядом с японским истребителем – тем самым, за которым я гнался. На помощь мне пришли другие летчики. Нам удалось отколоть японца от остальной группы, окружить и предложить садиться. А он не хочет...

Самурай свечку сделал, затем отвесно направил самолет к земле. Мы думали, разобьется, но нет, выпрыгнул с парашютом, приземлился и побежал. Граница была рядом. Мог уйти. Такая меня досада взяла — решил я его захватить. Сажаю свой И-16, выскакиваю из кабины. Побежал за японцем. Самурай выдохся, выхватил пистолет и выпустил 3 патрона, но пули прошли мимо. Японец остановился и поднял руки вверх. Осторожно с пистолетом в руке я стал приближаться к нему. Японец вдруг выхватил из-за пазухи второй пистолет и выстрелил 2 раза. Пули просвистели возле уха. Я прицелился и тоже выстрелил, ранил его в плечо... Подоспели на конях цирики, и я передал им пленного.

Второй памятный: эскадрилья, которую я вел, штурмовала зенитную батарею противника на высоте Большие Пески. Задача была выполнена, и наши бомбардировщики получили возможность беспрепятственно наносить удары по запланированным объектам. На обратном пути мы были перехвачены японскими истребителями. Завязался бой. Тут я увидел самолет моего командира, к хвосту машины которого пристроился японский истребитель. Я устремился на помощь товарищу. На предельной скорости я догнал самурая и дал по нему короткую очередь. И-97 пошел к земле...

Боевой опыт, приобретенный на Халхин — Голе, пригодился Ивану Красноюрченко в годы Великой Отечественной войны. Он встретил ее на Украине, в составе того же 22-го ИАП. Затем он служил в 43-м авиационном полку, позже был командиром 92-го истребительного авиационного полка.

А 6 октября подполковник Красноюрченко был назначен командиром формирующейся 141-й истребительной авиационной дивизии ПВО. С 30 марта по 15 октября 1942 года защищал Сталинград.

В этот период в весьма сложных условиях пришлось действовать истребителям 102-й авиадивизии. Кроме основной задачи по прикрытию Сталинграда от налетов воздушного противника дивизия обеспечивала прикрытие путей сообщения, наземных войск на поле боя и переправах, сопровождали бомбардировщиков и штурмовиков, наносили штурмовые удары по наземным войскам противника.

Вражеская авиация имела большие количественные и качественные преимущества в воздухе. Летному составу дивизии пришлось в процессе ожесточенных боев учиться бить врага, совершенствовать летное мастерство, вырабатывать методы воздушного боя. Результаты упорной боевой учебы не замедлили сказаться. Уже в августе летчики 102-й истребительной авиадивизии сбили 146 немецких самолетов.

В конце августа, когда гитлеровцы рвались к Волге, командование люфтваффе предприняло попытку сломить моральный дух защитников Сталинграда. Для этого были организованы массированные бомбардировки. Особенно страшным был день 23 августа. В предвечерние часы свыше 400 бомбардировщиков врага обрушили свой смертоносный груз на Сталинград, совершив около 2000 самолетовылетов. В тот день истребители 8-й воздушной армии и 102-й истребительной авиадивизии ПВО провели над городом более 25 групповых воздушных боев и сбили 90, а зенитчики — 30 немецких самолетов.

За отвагу, проявленную в боях, за организованность, стойкость и героизм личного состава 102-я Краснознаменная истребительная авиационная дивизия ПВО приказом наркома обороны СССР была преобразована во 2-ю гвардейскую Сталинградскую Краснознаменную истребительную авиационную дивизию ПВО. Ведя исключительно напряженные бои, войска Сталинградского корпусного района противовоздушной обороны и части 2-й гвардейской истребительной авиационной дивизии противовоздушной обороны, с июля по декабрь 1942 года сбили 699 самолетов, из них 329 — истребители и 370 — зенитчики.

В середине ноября 1942 года И. И. Красноюрченко был направлен в Ярославль для организации ПВО. Там он вступил в командование 147-й истребительной авиадивизией ПВО. В июне 1943 года немецкая авиация произвела два массированных налета на Ярославль. При их отражении истребительная авиация произвела 51 самолетовылет, в 18 воздушных боях было сбито 4 самолета, причем два из них тараном. Всего при были сбиты 12 самолетов.

Войну полковник И.И. Красноюрченко закончил уже заместителем командующего 9-м истребительным авиационным Воронежским корпусом противовоздушной обороны.

После окончания войны Иван Иванович некоторое время преподавал в Качинском летном училище.

Герой — летчик служил в авиации, пока позволяло здоровье. Уволившись из армии, он трудился до последнего дня своей жизни, умело руководил рабочим коллективом и умер в строю, как солдат. Память о героическом летчике-истребителе увековечена на Аллее Героев в ст. Нехаевской.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

16